Projectus.

Интервью для журнала

Design Time

 

-В чем концепт вашей студии?

 

В основе каждой нашей разработки лежит аутентичный концепт. Начиная работу, мы в первую очередь ставим проектную проблему. Это позволяет намного глубже заглянуть в процессы, которые привели к существующей ситуации, и запустить новый процесс, меняющий эту ситуацию в корне. Другими словами, сначала мы выясняем причины, а затем разрабатываем решение.

Мы мультидисциплинарное бюро: занимаемся архитектурным, интерьерным и предметным проектированием, разрабатываем архитектурные решения  частных домов, культурных и общественных центров,  общественных интерьеров, проектируем промышленные изделия. Среди наших работ есть и несколько графических. Такой подход является результатом нашего метода проектирования- разрабатывая решение мы проектируем целостную систему, в первую очередь смысловую, образную, эстетическую, инженерную. Это невозможно сделать, если не заниматься разработкой проекта на всех уровнях.

- Расскажите про ваше название. Что оно означает?

 

Концепция нашей студии берет своё начало от методологической базы советского архитектора и теоретика Розенблюма Евгения Абрамовича, а конкретно от основанной им Сенежской студии. Труды Розенблюма в свою очередь отсылаются к немецкому философу Мартину Хайдегеру и ключевому в его работах понятию “Дазайн” (нем. Dasein [ˈdaːzaɪ̯n]), что можно спроецировать на русский язык как “вот бытие”. Dasein указывает на место (Da) бытия (Sein), и этим местом является Человек.  Для нас этот смысл имеет важное значение, ведь он определяет центральное место человека в нашем проектировании.

Dasein указывает на место (Da) бытия (Sein)

PP Furniture System

Мебельная система для использования на открытом воздухе.

   

Подробнее.

- Расскажите о ваших проектах.

 

Каждый проект это результат взаимодействия клиента и бюро. Часто клиенты в большой степени участвуют в формировании того, каким получится проект. И дело тут не только во вкусах, есть ряд других ограничений и условий, которые определяют то пространство, в котором формируется проектное решение. Это уровень восприятия и готовности рынка, уровень производственных возможностей, бюджеты. И мы думаем это общая задача для проектировщиков и их клиентов: менять эти границы, формировать новые условия, позволяющие реализовать решения, обладающие гораздо более высоким качеством нежели то, что мы можем делать во Владивостоке сейчас. Ответственность за то пространство, в котором мы живем, как и за качество нашей жизни, лежит на нас самих.

 

Поэтому мы всегда стараемся выстроить теплые и долгосрочные отношения с клиентами. Например, мы работаем с одной из крупнейших на Дальнем Востоке компаний в сфере ресторанного бизнеса со дня основания бюро и до настоящего момента. Вместе мы реализовали целый ряд проектов и сильно выросли за это время.  Если говорить о тех проектах, в которых, на наш взгляд, у нас получилось разработать действительно достойное решение и осуществить определенный сдвиг в будущее, то это наш концепт краеведческого музея на о. Русском и комплект мебели Rock Chairs для ресторана Tanoju в Японии.

Мы обеспокоены тем, с каким уровнем безответственности проектируется или изготавливается среда сегодня.

OFS Furniture System

Мебельная система для офисных пространств.

   

Подробнее.

- Есть ли какие-то общие тенденции того, чего хотят ваши клиенты?

 

В основном наше бюро работает с корпоративными клиентами и начинающими бизнесменами. Среди наших клиентов есть и мировые компании - недавно мы спроектировали офис для компании KFC. Мы думаем, что всех наших клиентов объединяет стремление к эффективности решений, которые для них разрабатывают. Продукт должен работать и быть оптимизирован во всем. Многие клиенты стремятся снизить расходы. И точно никому не нужны красивые изображения, не выполняющие своего предназначения.

 

 

- Следуете ли вы моде при проектировании интерьеров?

 

Мы внимательно следим за тем, что происходит в мировом пространстве, но никогда не применяем модных решений, заимствованных из чужих работ. В нашем бюро каждый проект делается на основании конкретной проектной проблемы, с четкой и ясной задачей, поэтому проектное решение обладает аутентичным характером. Оно не может быть заимствовано откуда-то, так как просто не будет работать. Мода пройдет, а решение останется. И вам придется в нем жить, с ним работать. Хороший дизайн должен служить долго.

 

 

Мода пройдет, а решение останется.

DS2 Table & PP Black

Прототип стола из мебельной системы DS

в специальном черном финише

- Как бы вы охарактеризовали ту мебель, которую создаете?

 

Почти вся наша мебель имеет характер мебельной системы. Мы стремимся создавать целостную систему, которая позволяет решить все задачи в интерьере: эстетические, функциональные, пространственные. Это хорошо видно на примере нашей офисной системы: вы покупаете не просто стул, стол, стеллаж, а стилистически единое и выразительное решение, которое спроектировано так, чтоб различные его части работали слаженно и точно.

Особенность других продуктов, например, Rock Chairs, в их концептуальной осмысленности. Здесь мы создаем сильный художественный образ. Такие продукты делаются чтобы быть включенными в интерьер и, обладая сильным выразительным языком, формировать образ пространства.  Мы также проектируем продукты, в том числе мебель, и для наших клиентов: компаний-производителей, выпускающих серийный продукт.

DS Chair Prototype.

Прототип сборного стула. Из программы решений для мобильного образа жизни

   

Подробнее.

- Из кого состоит ваша команда? Сколько человек? Какие это люди по духу?

 

Мы основали наше бюро в 2014 году и с тех пор работаем вместе. Сейчас в нашей команде четыре проектировщика, плюс один студент архитектор проходит у нас интернатуру. Ребята которые у нас работают: Илья Медведь и Татьяна Максименко - архитекторы, выпускники ДВФУ. Мы открыты к сотрудничеству и всегда в поиске людей, которые смогут войти в нашу команду, часто работаем с другими бюро. Особенно важными для нас стали отношения с японским дизайнером Сузуки Казуаки. Кроме того, мы внимательно следим за тем, что делают молодые специалисты. Найти того, кто будет готов работать на принятом в нашем бюро уровне качества и отдачи сложно. Что касается вопроса о том, какие по духу люди работают в бюро или сотрудничают с нами, мы думаем ответ лежит в самом нашем понимании процесса проектирования и проектной деятельности, как дисциплины. Мы не очень любим термин "дизайнер". И не только потому, что само понимание этого термина в России размыто. Слишком часто этим словом называют то, что к процессу проектирования никакого отношения не имеет. Нам очень близок термин "проектировщик", где Projectus (лат) - брошенный вперёд. Проектировщик устанавливает будущую действительность и проектирует с полным пониманием ответственности. Так что «по духу» - это люди неравнодушные, стремящиеся к развитию, обладающие самобытной мыслью и желанием улучшить существующее положение дел.

Проектировщик устанавливает будущую действительность и проектирует с полным пониманием ответственности.

The Rock Chairs

Комплект кресел для ресторана Tanoju, Токио,

   

Подробнее.

- Как на ваш взгляд обстоят дела в сфере дизайна во Владивостоке? Что нужно менять?

 

Мы обеспокоены тем, с каким уровнем безответственности проектируется, строится или изготавливается среда в которой мы существуем сегодня. Это касается почти всех областей, но особенно нас беспокоит сложившиеся архитектурная практика и то, как архитекторы и застройщики относятся к месту, на котором будет построено здание. Мало кто работает с Владивостокским рельефом должным образом, технологии строительства отстают на десятки лет. В итоге это в разы повышает стоимость дома, увеличиваются сроки строительства, а после заселения владелец вынужден годами приводить свой участок в состояние, нормальное для жизни.

Мы думаем, нужно сосредоточиться на развитии культуры жизни и восприятия пространства, в котором живет человек. Это касается не только собственного жилища человека, но и публичных мест, мест для коммуникации, образования, работы, досуга. Это невозможно решить только средствами дизайна. Должен быть целостный подход, охватывающий все институты, в первую очередь образование.

Должен быть целостный подход, охватывающий все институты, в первую очередь образование.

Woodenmap Table

Журнальный стол в плоской упаковке.

Серийное производство.

- В своих работах вы много используете дерево, почему?

 

Мы используем те материалы, которые хорошо подходят для решения задач проекта, а также те, которые мы сможем правильно обработать. Дерево - это материал действительно универсальный, обладающий хорошими характеристиками. Он очень близок к нашей телесности. Имеет многовековую историю обработки, и вообще взаимодействия с деятельностью человека.

 

 

- Чем вы вдохновляетесь, где ищете вдохновение? 

 

Главные источники нашего вдохновения - это человек и природа. Причем для нас очень важно место в котором мы живем. Для нас важен аутентичный дальневосточный характер. Наше море, наш ландшафт и даже климат. Наше культурное наследие. Например мы очень любим укрепления Владивостокской крепости. Тот уровень инженерной мысли и качества строительства, который мы можем там видеть - пример того какой может быть русская архитектура. Особенно сейчас, когда военная функция уже не столь очевидна, а природа, отстоявшая свое место, естественным образом оказалась включена в архитектуру.

Для нас важен аутентичный дальневосточный характер.

- Как живется российскому предметному дизайну? С какими проблемами сталкиваетесь?

 

Российский предметный дизайн - понятие неоднозначное. В России есть несколько бюро, занимающиеся промышленным проектированием потребительских товаров,  их деятельность во многом связана со Сколково. Что касается мебели, то за последние годы мы можем наблюдать определенное движение в Москве и Санкт-Петербурге: молодые студии активно разрабатывают продукты, некоторые из которых даже выходят в серию и продаются, участвуют в международных выставках. С другой стороны мало кто из представителей российского предметного дизайна смог спроектировать и выпустить серийный продукт, обладающий собственным характером и языком. Чаще всего эти предметы видятся нам копиями с западных аналогов или же просто не относящимися к промышленному проектированию. Если говорить о Владивостоке, то здесь мы часто сталкиваемся с тем, многие пока даже не понимают что такое предметный дизайн. Не говоря уже о спросе на изделия или производственных возможностях. К сожалению, как и во многих сферах - сейчас мы видим тотальную проблему низкой производственной культуры. Чаще всего мы просто не можем произвести наши продукты в нужном для нас качестве и по жизнеспособной цене.

 

Предметный дизайн напрямую формирует качество среды, в которой мы живем. Хороший предметный дизайн способен развить компанию для которой он делается, повысить продажи, оптимизировать расходы, и одновременно выпустить на рынок действительно нужный, качественный продукт, который будет служить долго и работать эффективно. Мы думаем России, как никакой другой стране нужен сильный промышленный дизайн. Наверно сначала должен оформится русский предметный дизайн, и уже тогда можно будет говорить о российском. Это задача не только проектных бюро и не одного дизайна.

Опубликовано Май 2019

Design Time Magazine

www.design-time.pro

Фотографии:

Виталий Соснин, Dasein Bureau